Жены декабристов кратко и интересно

И навеки веков: история жен декабристов

Каждый слышал о подвиге женщин, отправившихся за своими мужьями в ссылку, но уже мало кто помнит их имена.

Против семьи и света

Эти женщины клялись быть рядом со своими мужьями в горе и радости, и они сдержали свое слово. После знаменитого декабристского восстания 14 декабря 1825 года, когда группа дворян вышла на Сенатскую площадь, пятеро восставших были приговорены к казни, а все остальные — к ссылке. 23 декабриста были женаты, но вскоре казнили Рылеева, а Поливанов через некоторое время умер.

Всем женам осужденных император Николай I предоставил право развестись со своими мужьями, но 11 из них от этой привилегии отказались. Прасковья Анненкова, Мария Волконская, Александра Давыдова, Александра Ентальцева, Камилла Ивашева, Александра Муравьева, Елизавета Нарышкина, Анна Розен, Екатерина Трубецкая, Наталья Фонвизина, Марина Юшневская. Эти женщины не просто пошли против своей семьи, которая не хотела отпускать дочерей на каторгу, но и понимали, что они будут ограничены в свободе передвижения и переписки. К тому же, дети, рождавшиеся в ссылке, автоматически становились казенными крестьянами, несмотря на благородное происхождение своих родителей.

«Декабристка» в 17 лет

Самой юной из «декабристок» была Мария Николаевна Волконская. Она вышла замуж за Сергея Волконского за год до восстания в возрасте всего 17 лет! Когда мужа арестовали, Мария только-только родила ребенка, и долго не знала об аресте. Оправившись от родов, она тут же отправилась в Петербург, чтобы увидеться с мужем, и затем ни минуты не сомневалась, заявив, что поедет в ссылку вместе с ним. Отец проклинал ее, но перед смертью назвал ее «самой удивительной женщиной, которую он знал». О ее первом свидании с мужем ходили легенды — рассказывали, что Мария бросилась перед мужем на колени и принялась целовать его кандалы.

Я к Вам пишу

Волконская, как и многие другие жены декабристов, жила в крестьянском доме. Жизнь жен была нелегкой — они готовили каторжникам еду, чинили их одежду и состояли за них в переписке. Одним из тяжелейших наказаний для декабристов был запрет писать письма, они могли только получать вести. Поэтому жены выписывали для своих мужей, образованных дворян, все новые журналы, к тому же они писали вместо них письма, иногда по 10−20 в неделю, так что часто у них не оставалось времени написать пару строк своим близким.

В конце 20-х у Волконских умер сын, а затем и новорожденная дочь. Через некоторое время каторжников перевели на Петровский завод, где женам позволили поселиться в тюрьме вместе с мужьями. Вскоре их и вовсе перевели на поселение вне тюрьмы. В 1835 Волконского освободили от каторги, и лишь в 1856 декабристов амнистировали. К тому времени в живых остались только 15 декабристов из 120. Но долгие годы ссылки пагубно сказались на здоровье Марии: в 1863 году она скончалась. Это была любимая многими женщина, поражавшая людей своим умом и вдохновлявшая самого Пушкина.

Из дворца на рудники

Другая знаменитая «декабристка», Екатерина Ивановна Трубецкая, была первой из жен, кто добился от царя права сопровождать своего мужа. Она родилась в самой что ни на есть светской семье, но спокойно отказалась от всех светских благ, чтобы получить возможность видеть мужа. Она знала, что готовится восстание, разговоры о подготовке нередко велись в доме Трубецких, но она всеми силами пыталась отговорить своего мужа от затеянного. После ареста Трубецкая долго не могла добраться до своего мужа, разминувшись с ним в Иркутске. В Благодатском руднике, встретившись с Сергеем Трубецким, она упала в обморок: узнать исхудавшего и обтрепанного князя было непросто.

Вместе с Волконской она сняла крошечный покосившийся домишко с соломенной крышей. Трубецкая писала, что по утрам волосы женщин нередко примерзали к бревнам, ведь зимой ветер дул буквально изо всех щелей. Первое время Екатерине, привыкшей к роскошной жизни во дворце, было тяжело: приходилось самой таскать воду, топить печку и стирать белье. Все свои теплые вещи она раздала каторжникам, а сама ходила в растрепанных башмаках и обморозила ноги. Только позже, в Чите, для жен декабристов построили ряд деревянных домиков и назвали их Дамской улицей.

Между мужем и сыном

Еще одна знаменитая «декабристка» — Анна Васильевна Розен. Ее муж, офицер, в сговоре не участвовал, но накануне восстания декабристы пригласили его и попросили привести на Сенатскую площадь как можно больше войск. На следующий день он не выполнил приказ усмирять восставших, за что и был приговорен к 10 годам. Анне не сразу удалось последовать за мужем — ей пришлось задержаться из-за шестимесячного ребенка. Лишь позже, в 1830, она отправилась в Петровский завод, а затем в Курган.

Между Родиной и любовью

Для Прасковьи Егоровны Анненковой, урожденной Полины Гебль, решение поехать за Иваном Анненковым в Сибирь было втройне тяжелым. Ее родиной была Франция, и таинственный и суровый край вечной зимы пугал ее. Чтобы получить дозволение поехать на каторгу, она, уже беременная, лично едет на маневры, где должен был оказаться император, и бросается ему в ноги. К тому же, во время восстания Полина еще не была замужем за Анненковым, так что единственной причиной была любовь, но не долг. Повенчались они лишь на каторге в Чите, где на время венчания с жениха сняли кандалы.

У каждой «декабристки» своя уникальная история, о которой можно рассказывать долго. Но объединяли этих женщин бесконечная любовь и преданность, которые послужили примером для многих.

Историческое закулисье. Жены декабристов

«. Но долг другой, и выше и трудней меня зовет. » Н.И.Некрасов «Русские женщины»

История жен декабристов — это история о многом. О любви, вере, терпении, преодолении. И Долге. Именно так, с большой буквы. Это история о женщинах, для которых слова «в болезни и здравии, в богатстве и бедности» — не пустой звук. Им не зря посвящали поэмы, их биографии описаны в десятках, если не сотнях, книг. И почему — то есть ощущение, что именно благодаря этим женщинам декабристы до сих пор живут в народной памяти.

События 14 декабря 1825 года станут переломными для более чем сотни семей Российской империи. 121 человек: сыновья, братья, кузены, просто друзья семьи, офицеры и гражданские чины, молодые и не очень мужчины окажутся лишены гражданских прав; пятерых казнят, а остальные будут отправлены по местам заключения в крепости и остроги.

23 участника восстания были женаты, но вскоре супруги К.Ф. Рылеева и И.Ю. Поливанова овдовели, первая — после казни мужа, у второй муж скончался в крепости через несколько месяцев заключения. В Сибирь приехали девять венчанных жен и две невесты, остальные по разным причинам это сделать отказались. Кому — то препятствовали родственники, как, например, супругам И.В.Поджио и В.Н Лихарева, родным сестрам, чей отец был видный чиновник ( вот их кузина М.Н.Волконская и тетушка А.И.Давыдова отправились в Сибирь вопреки воле родни). Отказалась от возможности уехать к мужу баронесса Штейнгейль и ее трудно осуждать, потому что на руках у нее было 8 детей от 14-летней дочери до новорожденного сына.

Согласно распоряжению правительства все женщины, последовавшие за мужьями в ссылку, лишались дворянских привилегий и титулов, ограничивались в праве передвижения и переписки, а также распоряжении собственным имуществом. Они не могли взять с собой рожденных ранее детей и не могли покинуть Сибирь даже после смерти мужа. Но все препятствия не могли помешать, и уже спустя год одна за другой в ссылку отправляются княгиня Екатерина Ивановна Трубецкая, княгиня Мария Николаевна Волконская, Александра Григорьевна Муравьева, Полина Гебль (Анненкова), баронесса Анна Васильевна Розен, Александра Ивановна Давыдова, Александра Васильевна Ентальцева, Елизавета Петровна Нарышкина, Наталья Дмитриевна Фонвизина (во втором браке — Пущина), Мария Казимировна Юшневская, Камилла Ле Дантю (Ивашева).

Княгиня Трубецкая Екатерина Ивановна (1800 — 1854)

Одна из трех дочерей, родившихся в семье французского эмигранта на русской службе Жана Лаваля и богатой наследницы Александры Козицкой. Балованная, любимая, умная девушка, не считавшаяся красавицей, но очаровывающая обхождением, выросшая в свете, много путешествовавшая — казалось, что вся ее жизнь будет сплошным путешествием по розовым облакам и радуге. Даже замуж она вышла по взаимной и горячей любви за полковника князя Сергея Петровича Трубецкого. Жених был богат, знатен, не красив, но обаятелен, умен и успешно продвигался по службе. Екатерина знала об участии мужа в тайном обществе и сразу же после его ареста пообещала поехать за ним: «Я, право, чувствую, что жить не смогу без тебя. Я все готова снести с тобою, не буду жалеть ни о чем, когда буду с тобой вместе» — писала она ему в Петропавловскую крепость.

Читайте также  Если ребенок ленится учиться что делать

Летом 1826 года Екатерина выезжает в Сибирь. Семья поддержала ее в нелегком решении: снабдили транспортом, припасами и даже сопровождающим — секретарем отца. Осенью она уже была в Иркутске, где в течении нескольких месяцев местный губернатор всячески уговаривал ее вернуться назад в Россию. Княгиня была готова на лишение всех прав, поход по этапу, лишь бы ей было позволено увидеться с мужем. И только в феврале 1827 года встреча произошла. На Благодатском руднике, неподалеку от Нерчинска, начинается новый период жизни.

Из дворца на Английской набережной — в крестьянскую избу, от толпы прислуги и помощников — к самостоятельной уборке и готовке. Екатерина Ивановна жила вместе с Марией Николаевной Волконской, они даже спали вместе — настолько суровыми и холодными были условия проживания. Если честно, то я с трудом представляю, каково было светской даме в глухом сибирском углу, и дело даже не в бытовых трудностях. Невежество, грязь, изоляция, неприязнь со стороны местной администрации — царей и богов в тамошней глухомани. Но Трубецкая не сдавалась: редкие встречи с мужем она компенсировала сидением у острога и переговорами через забор с заключенными, безденежье не мешало ей щедро делиться даже крохами с теми, кто нуждался больше. Не только декабристы, но и простые заключенные называли ее ангелом — хранителем.

Вскоре декабристам смягчили условия существования — перевели в Читу, где случилось чудо. Екатерина, долгие годы лечившаяся от бесплодия на лучших курортах и у знаменитых врачей, вопреки болезням и лишениям родила дочь Александру. Потом, один за другим, появились еще шестеро детей. К сожалению, до взрослых лет дожили лишь трое: Елизавета (позже станет женой П.В.Давыдова — сына декабриста), Зинаида и Иван. Позже Трубецкие примут в свою семью и осиротевших детей М.К.Кюхельбекера. Будни Екатерины Ивановны будут наполнены постоянными хлопотами, потому что в отсутствие учителей именно она займется развитием и образованием детей. Муж ее увлечется садоводством.

В 1845 году произойдет очередное смягчение условий ссылки — Трубецким разрешат поселиться в Иркутске. И тут нужно сказать, что родственники Екатерины все эти годы не забывали про дочь. Ей регулярно писали, присылали вещи и деньги. В Иркутске Трубецкие поселились в собственном доме, купленном на деньги, присланные графиней Лаваль.

Все местные жители любили и уважали Екатерину Ивановну, ставшую центром светской жизни и источником помощи обездоленным. К сожалению, в начале 50-х годов она заболела раком и скончалась в 1854 году. До помилования декабристов оставалось два года. Сергей Петрович с трудом пережил смерть жены. Он даже отказывался уезжать назад в Россию, и только уговоры друзей о том, чтобы обеспечить будущее детям, помогли принять ему нелегкое решение.

Александра Григорьевна Муравьева ( 1804 — 1832)

«Ее красота внешняя равнялась красоте душевной» — писал об Александре А.Е.Розен. Наверное, неудивительно, что увидев юную дочь графа Чернышева, сухарь и педант Никита Муравьев немедленно сделал ей предложение и был полностью и безоговорочно с ней счастлив все немногие отведенные им годы.

Александра была беременна третьим ребенком, когда в поместье ее отца был арестован ее муж. В отличие от Екатерины Трубецкой, она ничего не подозревала — и тем страшнее был удар. На ее руках были больные родители, брат Захар оказался также причастен к восстанию и находился в крепости. Тем не менее, Александра не падает духом. Она прибывает в Петербург и вместе со свекровью начинает хлопоты за Никиту. Постоянные письма и передачи в крепость (в том числе и портрет, опубликованный выше и с которым Муравьев не расставался до конца жизни) помогали поддержать узника. Александра писала: «Мне нечего тебе прощать. В течение трех лет, что я замужем, я не жила в этом мире — я была в раю. Счастье не может быть вечным. Ты знаешь мою безграничную привязанность к тебе. «

Никита Муравьев был осужден на вечные каторжные работы, и вскоре, едва оправившись от родов, оставив детей на попечение свекрови, Александра отправляется в Сибирь. Ей было 23 года. Помимо прочих ценностей, в багаже были спрятаны стихи Пушкина, адресованные декабристам и лично Ивану Пущину. Муравьевы, подобно другим ссыльным, прошли нелегкий путь через Читу и Петровский завод. Заботы о муже настолько поглощали молодую женщину, что на шутливый вопрос о том, кого же она любит больше — бога или Никиту, Муравьева вполне серьезно ответила, «сам Бог не взыщет, что Никитушку она любит больше».

Но несмотря на огромную взаимную любовь, Александре приходилось тяжело. Хрупкая, совершенно неприспособленная к быту, родившая в Сибири троих детей, из которых выжила только дочь Софья, она скончалась в возрасте 28 лет. Никита Муравьев полностью поседел за одну ночь, в возрасте 36 лет. Единственное, что еще как — то удерживало его — заботы о дочери и строительство часовни над могилой умершей Александры, в которой 37 лет будет гореть неугасимая лампада.

Никита Муравьев скончается в 1843 году. Из шестерых детей его до взрослых лет доживут только старшая дочь, Екатерина, и сибирская Ноничка, отправленная к бабушке после смерти отца.

Не обещайте деве юной. Как сложились судьбы жен декабристов?: Часть 2: знаменитые декабристки

В этой статье мы обратимся к самым известным именам жен декабристов, окутанным ореолом романтичности и героизма — Екатерине Трубецкой и Марии Волконской .

Перейти к первой части статьиВ их жизни были самые мрачные этапы каторги — Нерчинские рудники, Читинский каторжный острог, тюрьма Петровского завода. Да и потом — разбросанные по Сибири заснеженные медвежьи углы.

Эти женщины не просто пошли против своих семей, которые не хотели отпускать своих дочерей, но и понимали, что они будут лишены всех прежних социальных прав и привилегий.

К тому же, у них забирали все наследственные и имущественные права. Выдавались только минимальные средства на жизнь, да и за них женщины обязаны были отчитываться перед начальством рудников. Свидания с мужьями им вначале разрешали только в присутствии тюремного офицера и лишь дважды в неделю. Только через некоторое время были сделаны послабления. Дети, рожденные женами декабристов, должны были считаться обычными казенными крестьянами. Это не полный перечень ограничений, но уже этих пунктов достаточно, чтобы оценить всю глубину их человеческого подвига.

Екатерина Трубецкая

Екатерина Трубецкая подала документы на выезд в Сибирь, когда еще шло следствие. То есть фактически не зная, чем окончится дело мужа — казнят ли его, или отправят в Сибирь. Первая добилась разрешения уехать в ссылку. Добиралась долго, следовала по этапу вместе с уголовниками. Своего мужа, князя Сергея Трубецкого , она смогла увидеть только через полгода после поездки. И когда увидела на нем кандалы, потеряла сознание. Самоотверженной женщине было всего 26, Трубецкому — 30. Все, кто был знаком с ними, считали, что в основе их отношений была очень сильная любовь. Это был действительно самый что ни на есть классический случай супружеской любви и верности. У мужа не было никогда секретов от жены. Она даже якобы вышивала знамя Свободы — символ новой власти в случае успеха восстания. Единственное, что омрачало их брак — отсутствие детей. Екатерина Ивановна даже ездила лечиться за границу, но все тщетно.

Однако и вправду настоящие браки заключаются на небесах. И Богу виднее, когда благословить союзы рождением детей. До ссылки в Сибирь детей у супругов не было. Первого ребенка Екатерина родила в ссылке через десять лет брака. Дочка Александра стала для них настоящим чудом и наградой за тяжелую жизнь. Всего у супругов родилось девять детей. Но выжило только четверо — три дочери и сын. Семья также воспитывала сына политссыльного Кучевского и двух дочерей декабриста Михаила Кюхельбекера . Екатерина Трубецкая умерла за два года до амнистии от тяжелой болезни. Это была идеальная жена — такая, о которой говорят: и в горе, и в радости. Ее муж даже не хотел уезжать из ссылки во время амнистии, но сделал это ради образования детей. Вернувшись из ссылки, он больше не женился. Их дочь Зинаида дожила до первых лет Советской власти, и личным указом Ленина ей была предоставлена отдельная квартира как дочери декабриста.

Мария Волконская

История Марии Волконской совсем другая. Семья Волконских сильно отличалась от семьи Трубецких. Мария Николаевна была младше мужа на 18 лет. И вышла за него замуж по настоянию отца — генерала . Она жаловалась братьям и сестрам: « Волконский несносен». Волконский был самым старшим из декабристов и радикально настроенным. Когда его арестовали, сын Николай был совсем крошечным. Много позже она узнала, что ее муж находится в крепости, а также о том, что некоторые жены арестованных решили ехать за своими мужьями в Сибирь, и обратились с прошением к императору. С этого момента поведение Марии резко изменилось. Теперь она уже считала себя необходимой мужу, который впал в сильную депрессию и был готов покончить с жизнью.

Читайте также  Почему кот мнет лапами живот хозяина

Конечно, семья резко воспротивилась ее решению об отъезде, взывала к чувству материнского и дочернего долга. Но для Марии отчаянный жест самопожертвования был еще и единственной возможностью утвердить себя как личность, пойти наперекор воле любящего, но деспотичного отца, который фактически решил ее судьбу, выдав замуж за Волконского . Марию в ее решении сильно поддерживали родственники мужа. Генерал Раевский был в ужасе от того, что его дочь отправится в Сибирь. Между тем отъезд Марии Николаевны был обставлен иначе, чем поездка в Сибирь княгини Трубецкой . Трубецкая , обожавшая мужа, быстро собралась и уехала без лишнего шума. А Волконская долго ездила из Москвы в Петербург и Малороссию, посещала родных, светские салоны, где ее все называли героиней. Вокруг этого события была всеобщая истерия. Все только и говорили о ее героизме и о том, что она прославится в веках.

Сам Пушкин выразил ей восхищение. Он хотел передать ей стихи «Во глубине сибирских руд». Но, как рассказывала Мария Николаевна , не успел, и бессмертное послание отвезла в Сибирь Александра Муравьева . Само собой, разумелось, что поездка юной изнеженной женщины на сибирские рудники уже была подвигом, но вряд ли Мария отдавала себе полный отчет, на что она идет. Ее не остановило даже то, что Николай I запретил декабристкам брать своих детей.
Первенец Волконских, оставшись без матери с бабушкой по отцу, умер в возрасте двух лет. Его прах покоится на Лазаревском кладбище Александро-Невской Лавры. Это ему, младенцу Николеньке, написал трогательную эпитафию Пушкин:

В сиянье, в радостном покое, У трона вечного творца, С улыбкой он глядит в изгнание земное, Благословляет мать и молит за отца.

Как позже признавалась в своих воспоминаниях Мария Волконская , она не рассчитывала, что проживет в Сибири долгие годы. Но находясь уже в пути, она узнала о новом распоряжении императора: те жены, которые отправились за ссыльными, не имеют права на возвращение.
Она первая приехала в Благодатский рудник, спустилась в шахту, где работали каторжане, и увидев мужа, встала перед ними на колени и поцеловала его оковы. С этого момента и началось романтическое воспевание жен декабристов.

А дальше в их супружеских отношениях наступает кризис. Она поняла, что не любит мужа, но пути назад не было. В ссылке родила еще троих детей — двух дочерей и сына. Одна из дочерей умерла. В живых у семьи остались дочь Нелли и сын Михаил . Один из современников писал:

Мария Николаевна была молода и хороша собой. Волконский же был уже без зубов, опростился и заделался сквалыгой.

На поселении Мария Николаевна сближается с Александром Поджио , младшим братом Иосифа Поджио . У Александра была демоническая внешность и пронизывающий взгляд. Сын декабриста Якушкина напишет впоследствии своей жене:

Много ходит невыгодных для Марии Николавны слухов о ее жизни в Сибири. Говорят, даже, что ее сын и дочь не дети Волконского .

Вероятнее всего, это были лишь слухи, которые всегда сопровождают обыкновенную человеческую дружбу. Просто светской даме был положен воздыхатель.
После смерти самой Марии Николаевны в семейном архиве переписка ее с Поджио не сохранилась. Хотя были найдены более поздние письма самого Поджио к ее сыну и ее мужу. Так что доказать что-либо невозможно. « Волконский был еще тот проказник. Он знатно почудил на своем веку» — так вспоминали о декабристе современники.

Сергей Григорьевич , по свидетельству очевидцев, опростился, окрестьянился, постоянно общался с мужиками, увлекся сельским хозяйством. Мария Николаевна , наоборот, когда появилась возможность, завела собственный салон, куда муж мог прийти чуть ли не в тулупе, перемазанный навозом. В результате она распорядилась не пускать его на свои светские рауты. Так она и уехала в Каменку , в имение Раевских, не дождавшись конца ссылки мужа.
В 1856 году после амнистии Волконский вернулся сам из ссылки. Поджио по-прежнему оставался близким к семье человеком. Он пережил и Марию Николаевну , и Сергея Григорьевича , и был похоронен вместе с ними в имении Волконских в Черниговской губернии.

Прасковья Анненкова

Еще одна интересная судьба жены декабриста. Это Прасковья Егоровна Анненкова , урожденная Жанетта-Полина Гебль, француженка, которая так и не научилась хорошо говорить на русском. Но, конечно, все окружение ее хорошо понимало, ведь для дворян французский был вторым (а иногда и первым) языком.

Полина была из обнищавшей дворянской семьи во Франции и поехала в Россию , чтобы помочь своей семье выжить. Сначала была модисткой, а потом, как свидетельствуют исторические документы, стала содержать публичный дом. Это заведение и посещали кавалергарды. Там она и познакомилась с Анненковым, самым завидным женихом Москвы , и влюбилась в него.
Как только его за участие в восстании лишили всех привилегий и прав и она с ним уравнялась по статусу, то сразу же подала прошение на высочайшее имя, чтобы следовать за ним в ссылку как невеста. В ссылке их и обвенчали. Здесь в заснеженной Сибири у них и возникла настоящая любовь, и она стала прекрасной женой. Настоящей соратницей мужу и верной подругой женам декабристов. Обеспечивала быт, поддерживала и не давала пасть духом хрупким княгиням, которые впервые столкнулись лицом к лицу с тяготами жизни.

Более того, именно она была светлым и ярким огоньком в жизни мужа, который под старость становился все более раздражительным и капризным. Она одна могла его утешить и ободрить. Она родила 18 детей, из которых выжило только семеро — три сына и четыре дочери. После амнистии супруги с детьми поселились в Нижнем Новгороде . Там и похоронены.

В конце жизни Прасковья Егоровна надиктовала своей дочери Ольге воспоминания. Диктовала она на родном французском языке, потом Ольга Ивановна перевела их на русский и опубликовала в журнале «Русская старина». Они вызвали огромный интерес у читателей.
Вот такие непростые женские судьбы. Но уже два века одиннадцать имен жен декабристов служат примером стойкости и преданности.

Послесловие:
При написании заметки использованы материалы из книг о декабристах, в частности книги Марии Марич «Северное сияние» и материалы из Интернета. Автор выражает глубокую благодарность за предоставленные материалы.

Жёны декабристов, интересные факты. Удивительный пример женской преданности и любви

Во глубине сибирских руд

Храните гордое терпенье.
Не пропадёт ваш скорбный труд

И дум высокое стремленье!

Пушкин написал эти строки своему лицейскому другу, Ивану Пущину, как своего рода послание всем декабристам. Этот факт известен многим, но мало кто знает, что бумажку со стихами передала адресату через тюремную решётку Александра Муравьёва, одна из тех святых женщин, кого принято называть «жёнами декабристов». Кто же они такие — жёны декабристов, интересные факты о них мы узнаем из этой небольшой статьи.

Как всё начиналось

Выражение «жена декабриста» давно стало именем нарицательным. Так говорят о женщине, которая ради мужа готова идти (и идёт) на огромные жертвы, бытовые неудобства, кардинально меняет свою устоявшуюся жизнь. Люди, используя это выражение, мало знают о настоящих жёнах декабристов и том человеческом подвиге, который они совершили.

Известно, что декабристы вышли на Сенатскую площадь в декабре 1825 года. Их целью было свержение существующего монархического строя. Восстание потерпело сокрушительное поражение, после чего некоторые из зачинщиков были казнены, а большинство отправлены на каторжные работы в сибирских рудниках.

Важно отметить, что большая часть декабристов принадлежала к высшему российскому обществу. Это были, как правило, молодые офицеры, дворяне, отпрыски богатейших семей империи. Под стать им были и жёны: графини, княгини, аристократки «высокой пробы». Когда их мужей осудили на каторгу, Император издал указ, разрешающий жёнам получить лёгкий развод со своими мужьями, государственным преступниками. Но большинство из них отказались это сделать. Более того, некоторые пожелали поехать за своими мужьями в ссылку!

Начало гражданского подвига

Чтобы понять всё величие их поступка, нужно знать хотя бы некоторые важные подробности. Например, царь издал специальный указ, касающийся жён и близких родственников ссыльных декабристов. Он, в частности, предусматривал, что последовавшие за ссыльными будут:

  • Лишены всех прежних социальных прав и привилегий.
  • У них забирали все имущественные и наследственные права.
  • Им выдавались только мизерные средства на жизнь, да и за них женщин обязали отчитываться перед начальством рудников.
  • Свидания с мужьями им разрешали только в присутствии тюремного офицера и только дважды в неделю.
  • Дети, рождённые жёнами декабристов, должны были считаться обычными казёнными крестьянами.
Читайте также  Большая прибавка в росте у новорожденных

Это не полный перечень ограничений, но уже этих пунктов достаточно, чтобы оценить всю глубину их человеческого подвига.

Не все жёны декабристов последовали за своими мужьями, да это и понятно. Некоторые не смогли выдержать осуждения ближайших родственников, отвернувшихся от «смутьянов», другие не захотели ломать жизнь своим детям. Те, кто уезжали, уже имея детей, оставляли их на попечение своих близких, понимая, что вряд ли увидятся с ними в этой жизни. Считается, что всего жён декабристов было 11 человек, хотя, вероятнее всего, таких отважных женщин оказалось больше.

Примеры из жизни декабристских жён

Первой из них уехала в Сибирь Екатерина Трубецкая. Нужно подчеркнуть, что в те времена поездка туда была равносильна отправке на край света, в ужасную глушь, беспросветность бытия. Письма из ссылки в Петербург шли по 2 месяца в одну сторону! Добравшись через три месяца до Иркутска, графиня Трубецкая поехала дальше, к месту ссылки мужа, по этапу, вместе с уголовниками.

Трубецкая смогла увидеть мужа только через полгода после своего отъезда из столицы. Увидев его в кандалах, среди других каторжан, она потеряла сознание.

Вместе с ней была и Мария (Марина) Волконская, самая молодая из всех жён-декабристок. Дочь героя Отечественной войны, генерала Раевского, внучка Ломоносова, стала посреди Благодатского рудника на колени, поцеловала кандалы мужа, а потом и его самого…

Волконская и Трубецкая долго были вместе: питались зачастую чёрным хлебом и квасом, помогали мужьям, как только могли. Трубецкая пошила из своих тёплых башмаков шапочку, защищавшую голову мужа от падения кусков руды. Сама впоследствии отморозила ноги.

Через некоторое время их мужей перевели в Читу. Здесь же оказались некоторые другие жёны. Власти позволили им послабление в том смысле, что велели построить небольшие деревянные дома для женщин. Улицу, где они располагались, ещё долгое время называли Дамской.

В тюрьме Читы декабристам было, мягко говоря, несладко. Но всё же, здесь, в отличие от рудника, можно было выжить. В маленьком сибирском городке жёны декабристов жили дружной семьёй. Им приходилось много писать, ведь самим декабристам переписка была запрещена, и женщины отправляли письма, написанные под диктовку, родным, друзьям, знакомым.

Они учили грамоте крестьянских детей, а сами перенимали у крестьянок премудрости быта. Ведь многие из дам никогда даже не готовили, за них в прошлой жизни это делала прислуга. Также декабристки занимались шитьём, вязанием. Впоследствии, когда власти послабили условия содержания, некоторые из женщин воспитывали родившихся в ссылке детей.

Не все из этих героических женщин уехали в Сибирь за мужьями. Например, Полина Гебль венчалась уже здесь, последовав за женихом, и стала Анненковой. Тюремное начальство позволило жениху снять в церкви кандалы, а после церемонии охранники отвели его в камеру.

Настоящим авторитетом среди дам слыла жена Никиты Муравьёва, Александра. Она умерла первой среди декабристок в возрасте 28 лет. Случилось это уже на Петровском заводе, куда ссыльных отправили после Читинской тюрьмы. В день её смерти Никита полностью поседел.

Жёны декабристов демонстрируют нам интересные факты, свидетельствующие о невероятной силе человеческого духа! Уже два века они являются примером преданности, верности, умения отдавать себя в жертву во имя любви. Из 11 женщин только 8 дожили до царской амнистии 1856 года, только у пяти из них к тому времени рядом ещё были живые мужья. В городе Тобольске этим удивительным, святым женщинам установлен памятник.

Жены декабристов – интересные факты

Средняя оценка: 4.6

Всего получено оценок: 165.

Средняя оценка: 4.6

Всего получено оценок: 165.

Общественная мысль Российской империи первой четверти XIX века под влиянием внешнего фактора, то есть войн с наполеоновской Францией привела к появлению движения декабристов. Их выступления против царского правительства в декабре 1825 года окончились поражением. Многие участники были отправлены в сибирскую ссылку, а следом за ними последовали и жены декабристов, это представители аристократии, которые добровольно теряли дворянские привилегии и уезжали на каторгу.

Жены декабристов княжеского происхождения

Среди участников движения декабристов три человека принадлежали к княжеским фамилиям – Сергей Волконский, Сергей Трубецкой, Федор Шаховской. Они оказались среди тех, кто избежал смертной казни и отправки на Северный Кавказ. Наказанием для них стала ссылка в Забайкалье.

Рис. 1. Декабристы 1825.

За ними в ссылку последовали жены – Мария Волконская и Екатерина Трубецкая. С женой декабриста Федора Шаховского получилось по-другому, без поездки в Сибирь. Наталья Дмитриевна Шаховская просила отправить ее в Енисейск, но получила отказ. Однако, вскоре ее мужа перевели в Суздальский Спасо-Евфимиев монастырь, где он умер по своему желанию от голода. Жене на рубеже 1828-1829 годов разрешено было жить рядом. После смерти мужа она вернулась в Москву.

Екатерина Трубецкая первой из жен декабристов получила от властей разрешения ехать в сибирскую ссылку. Она добралась до Иркутска в сентябре 1826 года и провела там пять месяцев. Несмотря на уговоры иркутского губернатора Цейдлера, она не решилась уехать обратно в родной Санкт-Петербург и отправилась на Благодатский рудник в районе города Нерчинска.

В феврале 1827 года она впервые за все время поездки из столицы увидела мужа. В 1845 семья переселилась в Иркутск, так как срок каторги закончился. Все ее дети родились в ссылке, а их судьба сложилась по-разному. Одни умерли в младенчестве, а другие уехали в европейскую часть России и закончили свою жизнь в Симферополе, Орле и Москве.

Мария Волконская проследовала похожим путем до Иркутска, а потом через Кяхту до Благодатского рудника. Ее муж содержался на каторге в кандалах, а она жила в крестьянской избе. Позже она успела пожить в Читинском остроге, на Петровском заводе, в деревне Усть-Куда и в Иркутске.

Екатерина Трубецкая скончалась в октябре 1854 года, она была похоронена в Знаменском монастыре Иркутска. Мария Волконская уехала из Иркутска в Москву после вступления на престол Александра II. Она на склоне лет успела побывать во Франции и Швейцарии, а скончалась в имении Воронки Черниговской губернии.

Жены других декабристов

Из декабристов двое имели баронский титулы – Владимир Штейнгель и Андрей Розен. Первый в ссылке женился на вдове ишимского чиновника, а за вторым последовала супруга. В ссылке Андрей Розен находился сначала в Петровском заводе, а потом был переведен в Зауралье, в Курган. В 1837 году оттуда он уехал на Северный Кавказ. Позже он открыл сельскую школу и крестьянский банк, после амнистии 1856 года получил свой прежний титул. Он прожил долгую жизнь и скончался в 1884 году в Харьковской губернии в возрасте 85 лет на 4 месяца позже жены Анны Розен.

Cупруга поехала за ним в сибирскую ссылку чуть позже остальных декабристок и прибыла в Петровский завод к осени 1830 года. В Кургане они с мужем купили дом, который сохранился до сих пор. У них в гостях в 1837 году бывал поэт Василий Жуковский, который сопровождал наследника престола, будущего императора Александра II, в поездке по Сибири и Уралу.

Жены некоторых декабристов скончались в ссылке, например, Александра Муравьева умерла в 1832 году в Петровском заводе, то есть в современном городе Петровск-Забайкальский. Елизавета, жена декабриста Михаила Нарышкина, как и Анна Розен, смогла в 1833 году переехать из Забайкалья в Курган, где приобрела дом, в котором с 1975 года размещается музей декабристов.

Что мы узнали?

Кратко тему жен декабристов, и интересные факты с ней связанные да и само общественное движение в России первой половины XIX века проходят в школьном курсе истории 8 класса. По этой теме можно подготовить доклад, ведь биографии у них весьма интересные и сам факт такой ссылки необычный для европейской истории XIX века. Из статьи мы узнали о судьбах Марии Волконской, Александры Муравьевой, Елизаветы Нарышкиной и других.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: